О возникновении города на Неве

19 августа
41 тыс. дочитываний
5,5 мин.
48 тыс. просмотров. Уникальные посетители страницы.
41 тыс. дочитываний, 86%. Пользователи, дочитавшие до конца.
5,5 мин. Среднее время дочитывания публикации.

Правда и ложь о строительстве Питера

Действительно ли северная столица стоит на костях? И была ли она основана «на берегу пустынных волн?» Появление Санкт-Петербурга окутано множеством мифов — развенчиваем главные из них!

ГЕОРГИЙ МАНАЕВ

Третьяковская Галерея, Getty Images, Global Look Press
Третьяковская Галерея, Getty Images, Global Look Press

1. Петербург был основан на глухих безлюдных болотах

Начнем с того, что территория нынешнего Санкт-Петербурга была «бойким местом». В 1300 здесь была построена шведская крепость Ландскрона, а в 1611 на ее месте появилась крепость Ниеншанц, окруженная городком Ниен.

Валентин Серов. Петр I, 1907. Из собрания Третьяковской галереи (c) Global Look Press
Валентин Серов. Петр I, 1907. Из собрания Третьяковской галереи (c) Global Look Press

В XVII столетии Ниен стал крупным торговым центром – благодаря удачному расположению возле моря и на слиянии нескольких судоходных рек. Именно поэтому Петр Первый решил строить новый город здесь, когда в 1703 году в ходе Северной войны взял Ниен. Даже когда Петербург в 1712 стал столицей, он формально все еще находился на шведской территории, которая была присоединена к России только в 1721 году.

Откуда же взялась история про болота? И правда, в 1705, спустя два года после основания города, одна пятая часть его нынешней площади была болотом. Огромный омут, например, был на месте Инженерного замка; Думская улица вообще была непроходима.

Модель Ниенской крепости. Evgeny Gerashchenko (CC BY-SA 2.5)
Модель Ниенской крепости. Evgeny Gerashchenko (CC BY-SA 2.5)

Но Питер (кстати, это сокращение появилось тогда же, в начале XVIII века) строили европейские инженеры. Они завозили в город землю и песок для укрепления местных почв. Почвовед Елена Сухачева рассказывает, что русла рек и ручейков заваливались песком и гравием, а болота одно за другим осушались. Все это происходило постепенно, вплоть до 1780-х годов, когда Нева была окончательно одета в гранит.

2. Орел парил в небесах, когда Петр закладывал первый камень Петропавловской крепости

Гравюра XIX века - лодки на Неве на фоне Петропавловской крепости (c) Getty Images
Гравюра XIX века — лодки на Неве на фоне Петропавловской крепости (c) Getty Images

Петропавловская крепость была основана 16 мая 1703 года. Популярная легенда гласит, что, когда Петр закладывал первый камень, в небесах над ним повис орел.

Это просто сказка. Согласно журналу Петра Великого, в день закладки крепости Петр находился в укреплении Шлотбург, на месте бывшей крепости Ниеншанц на Охтинском мысу, и никуда оттуда не уезжал – все его письма в мае и июне 1703 помечены Шлотбургом. Наконец, орлы в Ингерманландии никогда не водились.

3. Город стоит на костях

Георгий Песис. Петр I на строительстве Санкт-Петербурга. Репродукция (c) Леонид Зиверт/Sputnik
Георгий Песис. Петр I на строительстве Санкт-Петербурга. Репродукция (c) Леонид Зиверт/Sputnik

Петр I якобы приказал сотням тысяч крестьян явиться на место строительства города. Их не кормили, не обогревали, а трупы их сваливали в ямы и закидывали негашеной известью.

Строительство и вправду велось крестьянами, но им не просто «приказали» явиться в Петербург. В 1704, например, на стройке находилось 40 тысяч человек, в основном государственные и помещичьи крестьяне. Они работали в трехмесячных сменах, после каждой из которых могли или остаться, или уйти домой. Большинство – оставались: правительство платило стабильные рубль в месяц, что было обычной оплатой труда столичных строителей в то время. Для крестьян из дальних краев это была выгоднейшая работа.

После 1717, вместо найма крестьян правительство ввело общий налог на строительство Петербурга, на деньги от которого стало нанимать более квалифицированных работников.

Что касается смертности среди работников, она составляла 7-8 процентов и была обычной для тех времен. В 1950-е годы советские историки провели раскопки на месте крупных строек ранних лет Петербурга и не нашли массовых захоронений. Наоборот, они в основном натыкались на ямы с костями и объедками, то есть, работников регулярно и сытно кормили.

4. Васильевский остров должен был быть с каналами, но Меншиков украл деньги

План Санкт-Петербурга 1705 года. Историческая реконструкция 1850-х гг. Public domain
План Санкт-Петербурга 1705 года. Историческая реконструкция 1850-х гг. Public domain

Якоб фон Штелин (1709-1785), академик Петербургской академии наук, утверждает в своей книге «Подлинные анекдоты о Петре Великом», что Петр хотел сделать Васильевский остров в Петербурге «маленьким Амстердамом», в котором вместо улиц были бы каналы, и поручил это задание своему соратнику Александру Даниловичу Меншикову, князю, вышедшему из простонародья. Но Меншиков, первый вор страны, растратил все фонды, поэтому каналы получились узкими, такими, что по ним даже не проходила лодка. Кроме того, петербуржцы закидали каналы мусором и залили нечистотами. Узнав, что вышло из его идеи, Петр был в ярости. Каналы пришлось закопать.

Александр Меншиков. Public domain
Александр Меншиков. Public domain

На самом деле, каналов на Васильевском не было даже в 1723 году. Только в 1727-1730, уже после смерти Петра, вырыли четыре канала, которые были засыпаны по приказу Екатерины II в 1767 году.

5. «Петербургу быть пусту!»

Евдокия Лопухина, первая жена Петра I. Viktor Kornushin/Global Look Press
Евдокия Лопухина, первая жена Петра I. Viktor Kornushin/Global Look Press

Петр не любил первую жену, Евдокию Лопухину. Она была человеком XVII века, не желала изменять себе и не разделяла страсти Петра к европейской культуре. Мать несчастного царевича Алексея, лентяя и алкоголика, она воспитала сына в оппозиции к отцу. А когда царь увлекся Анной Монс, Евдокия стала привечать противников Петра. Всеведущий царь быстро раскрыл заговор и сослал Лопухину в монастырь. По преданию, во время насильного пострижения в монахини Евдокия кричала: «Петербургу быть пусту!»

Вряд ли в 1698 году, еще до начала Северной войны, Евдокия могла что-то знать о Петербурге. Да и слова-то такого не было – Петр завоюет Ниен только через 5 лет. И тем более Евдокия не могла иметь в виду, что Питер будет часто подтапливать из-за наводнений – а ведь именно так интерпретировалось впоследствии ее «предсказание».

Федор Алексеев. Петербургское наводнение 1824 (с) Русский музей
Федор Алексеев. Петербургское наводнение 1824 (с) Русский музей

Царевич Алексей Петрович, впрочем, в 1718 году, когда его допрашивали по делу о государственной измене, повторил эти слова – уже как расхожий слух. Ну а «закрепил» легенду в памяти историк Серей Соловьев уже в XIX веке. Петербург, между тем, все стоит, и народу в нем все больше и больше. Правда, наводнения случаются и по сей день.

Автор

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *