«Историческая парикмахерская» Е. Елисеева. Футбол.

1946
1989

               ИСТОРИЧЕСКАЯ     ПАРИКМАХЕРСКАЯ          

Мой дед Ефим Елисеев со своими сыновьями Иваном, Сергеем и Николаем с давних времён владели искусством причёски. По документам о моём рождении в метрике были написаны моё имя и происхождении моих родителей: Отецъ и мать — запасной нижний чинъ из ремесленниковъ города Москвы, парикмахерского цеха,  Иванъ Ефимович Елисеев и законная жена его Анастасия Евгениевна, оба православного вероисповедания, города Москвы Знаменской, что близ Девичьего поля, к церкви Священникъ Ион Державинъ Диаконъ Николай Добровъ (запись из Метрической книги, часть первая о родившихся за 1908. Привожу запись по орфографии того времени). Наше заведение находилось на Зубовской улице напротив церкви Знаменская г. Москвы. Близко от нас напротив фабрики «Жиро», производившей шёлковую ткань, ещё ранее разместилась усадьба великого писателя Л.Н. Толстого. По рассказам моих родителей и близких наших знакомых я знал, что иногда Лев Николаевич заходил в парикмахерскую моего деда. Когда же я слышал эту историю возникал вопрос:» А зачем ходил в наш цех брадобреев Лев Толстой? Он ведь не принимал никаких процедур». Его шевелюра и большая борода были не тронуты, покоились на месте. Оказалось, он приходил играть в шашки, а, быть может и в шахматы к моему деду Ефиму. ПАричём Толстой принёс однажды с собой плоский ящик с двумя отделениями для фигур, расположенными по правой и левой сторонам. В середине были устроены одна над другой доски с разметкой игровых полей: одна 8 на 8, другая 10 на 10. Прошло много лет, не стало Льва Толстого, не стало и моего деда. И только тогда я познакмился с удивительной историей и воочию смог увидеть этот предмет. При нём были шашки, которыми мы играли. Шахмат не было, хотя для них хватало места. Мне уже исполнилось пятнадцать лет. Неожиданно ко мне пришла мысль, что этот предмет представляет историческую ценность. Я решил его отнести в музей Л.Н. Толстого на ул Пречистенке, недалеко от «Храма Христа Спасителя». Я полагал, что в нашем многолюдном доме он потеряет свой вид и даже может погибнуть. Так и получилось. Я начал искать его в доме, но нашёл не замечательный ящик, а …тележку на четырёх небольших колёсиках. Мой младший брат сделал своё дело! Мой гнев на брата ни к чему не привёл. История с редчайшим предметом печально оборвалась. Дом хозяина Трындина выходила, в котором мои родители снимали квартиру, выходил окнами на Зубовскую ул. и одноимённую площадь. Поэтому из окон было хорошо наблюдать за всеми событиями всегда оживлённой человеческой жизни. И церковные обряды и революционные демонстрации, шумные трамваи, извозчики и реже автомобили не ускользали от наших глаз. В доме размещалось помимо разных продовольственных лавок, чайная, где было извозному люду пить не только чай, приехав с сильного мороза и крепкого горючего без ограничений. Иногда в связи с этим можно было наблюдать «весёлые картинки», но блюстители порядка:городовые — быстро восстанавливали спокойствие. Ясно вспоминаю события преддверия революции. Однажды от Девичьего поля  двигалась демонстрация трудящихся, где рядом с мужчинами шли женщины и дети. И вдруг мгновенно на границе Зубовской площади появилась рота вооружённых солдат. Она выстроилась в два ряда, преграждая путь людям. Последовала команда офицера: «Первая шеренга с колена, вторая стоя — пли!!!» Мой дядя Николай, опытный солдат, вернувшийся после ранения с фронта, крикнул нам: «Ложись!!!» Я подумал.Зачем? Но ни одного выстрела не последовало. К офицеру подбежало несколько рабочих-демонстрантов. Они обезоружили его, сорвали погоны, сбили картуз и арестовали. У солдат отобрали винтовки

Историческая парикмахерская Е.И. Елисеева. Продолжение ниже

Кубок Санкт-Петербурга  4-10 января 1999 года
до сна ли было.

 

Семья Е.И.Елисеева: жена Нина Лазеровна, дочь Татьяна Евгениевна

Москвы и трибуны всегда были заполнены любителями этого прекрасного вида спорта. В такой «географической» среде и окружении спортивных звёзд нельзя миновать спорт. Я с детства увлекался футболом и коньками. Обычно в детские годы нас не баловали спортивными «доспехами». Летом мы от периода конца старого снега до нового играли в футбол без обуви — босиком. Ноги настолько грубели, что не чувствовали неудобства на площадках из булыжника. Вот где чувство мяча становилось доминантой в освоении техникой! Зимой мы прикрепляли коньки удобным и надёжным способом (особенно к подшитым подошвой валенкам): с помощью верёвки и прикручивания свои «снегурки» к обуви короткой палкой. Вначале я стал кататься на одном коньке, беспрерывно отталкиваясь от опоры свободной ногой, а затем, освоив этот способ до совершенства, оседлав оба конька. Бегали, катались на коньках обычно рядом с домом, по протоптанным пешеходным дорожкам. Смоленского бульвара. Иногда дерзали зацепиться проволокой за прицеп трамвая, проезжавшего вдолб бульвара. Рискованно, но с большим удовольствием. Получали часто за эти увлечения шишки от падений и подзатыльники от жалеющих нас взрослых. Часто проникал я и на ледяную дорожку катка Девичьего поля, перелезая через забор или делая подкоп под ним. Можно поблагодарить судьбу за то, что нас администрация катка больше пугала, чем запрещала кататься безбилетниками на прекрасном льду, освещённому гирляндами электроламп. Здесь я наслаждался катанием до последних сил. Смотрел тренировки конькобежцев, а повзрослев, не пропускал больших соревнований на первенство России, Москвы, где выступали наши лучшие конькобежцы ст раны, заслужившие высокие европейские титулы. Я застал в расцвете сил и славы братьев Ипполитовых — Василия и Платона, Якова Мельникова, Никиту Найдёнова, Григория Козлова. Часто наблюдал их тренировки. Знал манеру и позы каждого великого спортсмена. У себя дома я на своих валенках, разумеется без коньков, скользя подошвой по полу парикмахерской имитировал бег Я. Мельникова, Пл. Ипполитова. И там же переходил на элементы футбола. Тренировал удары «с лёта» по мячу, отражённому от стены, изготовленного из газет и чулка, подражая звёздам советского футбола- М. Рущинскому и в прыжке Ф. Селину. Изготовленный таким образом мяч имел преимущество перед обычным резиновым мячом в том, что он подлетал к ноге медленнее и упражнение получалось так, как это делали наши учителя. И так я это делал много лет, даже в период игры за команды мастеров, но уже в других, более удобных условиях. Впоследствии имитация техники движения получила «гражданство» в современном спорте. Постараюсь передать на словах отличительные особенности вышеупомянутых скороходов на коньках. Василий Афанасьевич Ипполитов входил из прямой дорожки в поворот с большой скоростью и продолжал переступы бега длинными шагами, особенно когда он входил на большую дорожку поворота. Удивляли его мощные отталкивания ног. Его брат Платон особенно отличался от всех конькобежцев. Он мягко и плавно поглощал пространство по прямой дорожке. Когда же он входил в поворт, то делал не переступы через ногу, а совершал мягкую пробежку, как лесная лань. При этом левая рука оставалась довольно высоко над накланённым вперёд туловищем, а правая — подгребала воздух сверху вниз назад. Красивое зрелище. Яков Фёдорович Мельников при повороте загребает под себя воздух левой рукой от плеча- спереди назад, а правой также, но немного дальше начинал движение. А при этом ритмично низко сгибал вперёд спину, когда левая рука проходила путь назад. Казалось, что это ему даётся каждый шаг тяжело. Никита Найдёнов лицом напоминал Платона Ипполитова. У обоих нос с горбинкой, но Найдёнов уступал Ипполитову в габаритах. Среднего роста, имел более изящную фигуру и острый орлиный взгляд, даже несколько дерзкий Григория Кушина отличала отличала техника бега по прямой дорожке. Он был типичным спортсменом. Каждый его шаг по прямой дорожке проходил как бы по кривой с изгибами по середине и казалось мне, что это невыгодно (т.к. по законам геометрии «прямая короче кривой»); он должен пробегать большое расстояние за это время. Прохождение поворота напоминало мощные перешагивания Василия ипполитова. Кеша Найдёнов (он же Никита) не обладал особой классической индивидуальности техники бега, но большая воля к победе и могучее сердце позволяли ему бежать пять и десять тысяч метров почти не занося руки за спину, выигрывать соревнования. Мне посчастливилось увидеть на первенстве России на катке Девичьего поля при заполненном до отказа зрителяит стадионе его забег на десять тысяч метров в паре с Платоном Ипполитовым. Основной из претендентов Я. Мельников по болезни в этом соревновании не участвовал. Однако он присутствовал и взял на себя функции секунданта П. Ипполитова, стоял в начале поворота беговой дорожки. Более половины дистанции борьба шла на равных. А затем Найдёнов постепенно стал отрываться от соперника. Удивило меня и всех то, что Найдёнов с первых метров старта шёл всю дистанцию работая наотмаш двумя руками. Никита Найдёнов стал Чемпионом России. Обычно наша хамовническая кампания ребят часто ходила на берег Москвы-реки купаться; это неподалёку от Новодевичьего Монастыря там, где теперь построен стадион страны в Лужниках. Когда мы проходили по огородным грядкам вдоль изгиба реки, то увидели — неожиданно прямо на нас шёл на посадку двухместный самолёт. Мы отошли в сторону, самолёт заковылял и остановился. Лётчик вышел из кабины и стал осматривать мотор. И тут через несколько минут появился спортсмен в трусах и майке. Он бежал к самолёту, к возможной аварии. Я не знал, что он и гадал, кого же могу встретить? Это был наш знакомый Кеша Найдёнов. Ко всему оказалось, что он был ещё и прекрасным гребцом на одиночке. Оставив лодку у берега, Найдёнов бежал на помощь. Видимо он разбирался в самолётах, тогда м ыэтого не знали. ….Прошло много времени. Я стал уже тренером футбольной команды мастеров.  И однажды, на этом на этом же  самом месте, на построенном огромном, стотысяном стадионе страны, у раздевалки футболистов, я увидел уже старого человека, небольшого роста, худого, но с сохранившимся орлиным взглядом. Да это он!? Он,он..Я сразу обратился к нему: «Кеша, дорогой наш, что Вы здесь делаете?» «Я здесь работаю . Дежурным в раздевалках футболистов, спортсменов». Я был потрясён, как наш мир оценивает человека. У меня не хватило сил и воли расспрашивать великого человека о его судьбе. Что его привело сюда, на стадион? Да в такую роль? Ведь Никита Найдёнов герой! Он совершил на самолёте того времени подвиг, сделав беспосадочный перелёт Москва-Пекин, это стало всемирным событием. Я не знаю до сего дня, кого этот волевой, смелый, сильный человек обидел? В двадцатые годы некоторые виды спорта не носили круглогодичной деятельности, а были сезонными, зависимыми от климатических условий, где каждое время года, особенно зима и лето, определяло их существование. Поэтому многие выдающиеся спортсмены успешно выступали по двум и даже трём видам спорта, чаще в тех видах, которые способствовали взаимному развитию друг друга. Так, наприме, — хоккей с мячом и футбол  роднила тактика и физиологическая нагрузка, где блистали на самом высоком уровне В. Бобров, М. Якушин, В. Якушин, В. ТЬрофим ов, С. Ильин, В. Федоров, П. Дементьев, П. Филиппов, П. Батырев. Конькобежный спорт и велосипед. Их связывала мышечная работа ног и длительная выносливость, здесь успешно выступали такие корифеи  спорта ка братья Ипполитовы, Василий и Платон. Особенно проявил себя Платон в гонках на велосипеде «за лидером». Сейчас век универсальности потускнел. Большинство выдающихся спортсменов отдали дань одному виду спорта в течении всех времён года, используя разнообразные средства подготовки. Наступил век чистого професионального спорта, который забирает всё время — ежегодно и ежедневно.  В юношеские годы, примерно 15-16 лет, я хорошо бегал на коньках. Приобрёл беговые старые коньки, с отколовшимся куском лезвия на левом. Вымолил у отца конькобежные ботинки, которые он по случаю купил для себя. Они очень удобны для парикмахера при работе стоя на ногах в течении целого дня. На нашей Девичке заметили, что я могу что-то сделать в конькобежном спорте. Г. Кушин дал мне примерить хорошие коньки. Однако они оказались мне малы. У меня, как у щенка была большая лапа, а тело ещё не дошло до нормы. На одном из первых моих соревнованиях я легко выигрывал у соперника дистанцию 500 метров, но незадолго до финиша лезвие моего «больного» конька лопнуло и я упал в девяти метрах от заветной линии всех спортсменов. Обида безмерная. А на кого и на что? На нашу бедность, на то, что не было средств приобрести коньки. На этом я кончил свою карьеру на беговых коньках. Когда я стал я стал работать и смог купить коньки, начал с хоккея. Но он меня не увлекал, однако же я всё же двигался на коньках — «снегурках». Навыки катания на коньках пригодились мне, когда я по воле судьбы переехал в Ленинград и стал по месту работы на Балтийском заводе выступать за команду «Балтвод». Хоккей с мячом я стал осваивать довольно поздно по отношению к моим сверстникам и отставал в технике владения мячом и клюшкой. В 1936 я был приглашён в знаменитый клуб, в футбольную команду московского  «Динамо». В этом клубе, как и почти всюду, зимой футболисты в большинстве играли в хоккей с мячом. По своему мастерству я не подходил в основной состав «Динамо». ИГрал за вторую клубную команду. На спортивных праздникиках турниров команд мастеров, где обязательно в предверии игр проводились скоростные эстафеты 11 по 400 метров, команды занявшие четыре первых места, допускались непосредственно к играм. Я всегда принимал участие в соревнованиях за «добывание» лучшего места. По правилам турнира, кто участвует в забегах, тот обязан участвовать и в играх по хоккею. Таким образом,я принимал участие в основном составе. Этому способствовало и то, что в одном из соревнований первенства коллективов московского «Динамо» в беге на простых коньках (не беговых) мне удалось занять первое место, пробежав в то время 500 метров за 47.4 секунды. Второе место занял один из лучших хоккеистов страны Николай Медведев, он показал время 50.1 секунды. Играл я тогда не так, как хотелось бы и мне и игравшему тренеру М. Я кушину, но надёжно в роли правого полузащитника: и постепенно закрепился в основном составе команды, выигравшей в 1937 Кубок СССР и первенство Москвы. Так что имитации его в нашей парикмахерской сделали своё доброе дело. Я стал и хоккеистом классной команды. Сообщаю это ради не ради собственного утверждения в спорте, а для молодёжи нашей страны: воля и тяжёлый труд в совершенствовании мастерства утверждает каждого человека в обществе. Григорий Кушин, клиент моего отца, в детские и юношеские годы играл со мной в уличный футбол «без возраста». Но футболистом он не стал. Я любил с наслаждением мчаться на коньках, но стал футболистом. Таковы метаморфозы жизни. В довоенные годы я часто встречал у ворот стадиона московского «Динамо» Платона Афанасьевича Ипполитова. Он закончил спортивную карьеру, стал спортивным журналистом. Подолгу мы беседовали с ним о футболе, велосипедном спорте. Интересный собеседник, прекрасно излагавший спортивные темы, кажется, о футболе он ничего не написал. Возвращаясь к главной теме моего повествования, я продолжаю рассказ. Мой отец, как и большинство христиан любил посещать церковь Знамения. Подпевал баритоном в мужском хоре на левом клиросе. Появился в церкви в роли псаломщика неизвестный нам Дмитрий Головин с красивым итальянским лицом, без бороды и усов. Он был одет в старое поношенное драповое пальто. Волосы были красиво зачёсаны назад. Лицо выразительное, красивое.  С детства я любил музыку и хоровое пение. Церковь я посещал как положено уставом семьи. Там услышал голос этого нового человека. Это было что-то необыкновенное…Чудной, мощный  бархатный, баритональный бас заворожил всех слушателей. Я бывал в театре, на концертах и даже слушал оперные представления, но ещё слабо разбирался в голосах. Но этот голос впервые очаровал меня. Я стал посещать чаще свой храм. Однажды захожу домой и вижу: в комнате сидят мой отец и…Дмитрий Головин, совершающие очень скромную трапезу. Отец бесконечно рад быи своему гостю. Прошло немного времени и вдруг новый служитель храма исчез. Я полагал, что он перешёл в другую более богатую обитель . Оказалось, он выехал в Италию на стажировку. Прошёл ряд лет. Зная моё отношение к музыке, к оперному искусству, ко мне обратился мой старший товарищ — коллега  по футбольной команде «Трёхгорки» Виктор Дубинин. «Женя, сходи в Большой театр, послушай оперу Риголетто Верди» и оперу «Демон» Рубинштейна с участием Головина». Я спросил (не ослышался ли Виктор?): «Какого Головина? Дмитрия Головина?» «Да,да, подтвердил Виктор Иванович» и далее:» Послушай, это что-то невероятное, это божество!» Я нашёл время послушать певца собеседника моего отца в его парикмахерской. Я был восхищён не только его вокальным исполнением, но и мастерством перевоплощения. Я гордился новым знаменитым певцом, пришедшим на сцену Большого театьра из нашей маленькой церкви. Годы шли и делали своё дело. Через несколько лет узнаю, что Д. Головина, артиста Большого театра «перевели» в свердловскую оперетту. Я думал: неужели он сдал в голосе? Но это было не так. Он был вынужден покинуть Большой театр по неизвестной причине, а вернее из-за «провинности» своего сына. А совсем недавно в 1991 году в одной телевизионной передаче, бывший футболист «Динамо», артист вокала Зураб Соткилава сказал, что Дмитрий Головин был одним из лучших певцов мира всех времён. А наша «историческая» парикмахерская исчезла ранее из-за непосильных налогов. А сколько она видела разных людей! От простого люда до знатных учёных, таких как детский доктор Сперанский, богатых и бедных. И сколько было разных разговоров и мнений, выраженных в течение многих лет, разных небылиц и легенд, различных идеологий и социальных перемен, обид и жертв нашей страны. Змс Зтр Елисеев Евгений Иванович

 

Автор

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *