Почему уход Евгении Медведевой самый тяжелый для Этери Тутберидзе из всех ее учеников?

Блог Холодный лед

Почему уход Евгении Медведевой самый тяжелый для Этери Тутберидзе из всех ее учеников?

 

Ученики приходят и уходят. Вырастают, пробуют что-то новое, заканчивают.  Тренер начинает все сначала. Это удел всех учителей. Очень часто слышишь, что тот, кто еще вчера ловил каждое твое слово, даже не здоровается, занимается своей жизнью. А бывшего учителя воспринимает как нечто само-собой разумеющееся, что положено было быть в твоей жизни.

А учителя смотрят на ученика совершенно иначе.

Для тех, кто вкладывает душу, ученик это не просто твой способ заработать тебе на хлеб. Это то, что ты творишь. Твое произведение искусства.

Твое детище.

 

Безусловно жалко эти 11 лет, проведенные вместе. К детям не просто привыкаешь, к ним очень сильно привязываешься.

«Она по-хорошему упертая. В этом смысле похожа чем-то на меня, — говорит Тутберидзе. — В детстве выгоняла ее с катка, а она через пару минут уже снова была на льду — пробиралась с противоположного бортика».

Но дело ведь не только в 11 годах, проведенных вместе. И не в количестве завоеванных медалей.

«Когда она катается, — рассказывает Тутберидзе. – И моя душа с ней катается».

Ни в одного другого ученика Тутберидзе  никогда не вкладывала столько личных историй. И никому другому не ставила  столько программ своей личной жизни.

Мало кого оставила равнодушным программа, поставленная Медведевой о теракте в США, с которой та произвела фурор на «Скейт Канада», да и много где еще. Это не просто программа. Это часть жизни самой Этери Тутберидзе. Пережившая его еще совсем молоденькая Этери всегда и всем говорила, что все у нее хорошо. Но разве кто-то спрашивал, действительно ли хорошо? И могут ли такие события уйти, не оставив шрамов в душе?

А «Слышу/не слышу» —совершенно особенная программа. Основанная на не менее личных проблемах дочери Этери о слухом.

Безусловно, Этери Георгиевна очень радовалась, когда, как ей казалось ее дочь подружилась с Женей Медведевой.

Совместное фото любимых девочек на рабочем столе, одна из которых родная по крови, а вторая тоже родная, тоже ею созданная — в спорте.

За кого болела Тутберидзе на Олимпиаде можно и не спрашивать. Ее глаза говорят сами за себя.

Могла ли она поступить иначе и помочь той, за которую болела всей душой, и с которой каталась и ее собственная душа и попридержать Алину в юниорах? Могла, поставив Загитовой более легкую программу, перенеся ее сложнейшие прыжки в начало и убедив девочку, что с ее нестабильностью лучше синица в руках и хоть какая-то медаль, чем золото в небе. Но стала ли она это делать?  Ответ все знают.

Очень жаль, что человек, поступивший по совести и справедливости, человек, вложивший душу в спортсменку,  человек, который сделал 2 кратную чемпионку Мира и Европы, 2 кратного призера Олимпийских игр, тренер, который приносил своей даже  еще не чемпионке, а простой маленькой девочке со способностями в больницу игрушки в ее рост, когда та болела, выслушивал подростковые капризы и проблемы, не заслужил за 11 лет труда простого человеческого «спасибо», а не формальной отписки на сайте.

Но жизнь продолжается.   И новые таланты обязательно придут! Ведь не зря говорят, что за неблагодарных благодарит бог…

Читайте также: Медведева и Тутберидзе : как это было

 

Автор

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *