Спорт в Ленинградском государственном университете им. А.А. Жданова с 1945-1960

Ты вседа в ответе за то, что оставил после себя

Петербургский университет. Гравюра на дереве. 1870-ее гг.    http://www.mysitelife.ru/MajnBlog/дюперрон-георгий-александрович
ДЮПЕРРОН  Георгий Александрович
Справка: с 1703 — до 1914 город именовался Санкт-Петербургом, с 1914-1924 — Петроградом, с 1924-1991 — Ленинградом, с 1991- по настоящее время городу вернули своё историческое имя Санкт-Петербург. Учитывайте это при чтении исторических материалов. Всем удачи!! спч — sptsch. Выделения жирным шрифтом- спч — sptsch
Дюперрон Г.А. 12(24).9.1877,Санкт-Петербург-23.7.1934, Ленинград

ДЮПЕРРОН (Duperron) Георгий Александрович (Георгий Виктор Вильгельм Александр) (12 сентября 1877, С.-Петербург — 23 июля 1934, Ленинград), один из организаторов российского футбола, коллежский секретарь (1917), футболист, судья, спортивный журналист, педагог, профессор. Мать — немка, Луиза Мария Федоровна Розе. Отец -француз, Александр Антон Викторович Д., купец 1-й гильдии, старшина биржевого комитета, коммерции советник, потомственный почетный гражданин. Д. крещен в евангелическо-лютеранской церкви Св. Петра. Окончил Петришуле (1895) и юридический факультет Петербургского университета (1900).

Вход в СПбГУ с Менделеевской линии.

Питомцы университета
Первый библиограф российского спорта
Любовь и долгий путь рождают книгу… 
Пабло Неруда 
Лучше лишних сто дел хранить, чем уничтожить десятки нужных. 
Н.Калачев 
Г.А.Дюперрон
Слово “библиограф” в обыденном сознании вызывает образ этакого “книжного червя”, который только и знает, что роется в книжной пыли. Но в данном случае речь пойдет о человеке, который соединил в себе колоссальную эрудицию в области физической культуры с преданностью спорту до конца своей жизни. В истории русского спорта вряд ли найдется еще фигура, которая может сравниться с Георгием Александровичем Дюперроном (1877—1934 гг.) в энциклопедичности знаний в области физической культуры и спорта. Причем необходимо заметить, что эта его фантастическая эрудиция в области спорта не была чисто теоретической. Как и большинство дореволюционных русских спортсменов, Г.А.Дюперрон перепробовал практически все известные в тогдашней России виды спорта.
Г.А.Дюперрон родился 12.09. (24.09) 1877 года в Петербурге. Предки его приехали в Россию в начале XIX века. Получили российское подданство, а отец Георгия — купец 1-й гильдии — имел потомственное почетное гражданство. C 1887 по 1895 год он обучался в гимназии Главного немецкого училища Св. Петра (знаменитая Петершуле — Невский пр., 22—24, во дворе) и в то же время увлекся спортом. Архивные данные позволяют говорить, что Г.А.Дюперрон по крайней мере уже с 1891 года стал принимать участие в соревнованиях (протоколы соревнований конькобежцев в Юсуповом саду). После окончания гимназии, летом 1895 г., он совершает поездку в Париж, где знакомится со спортивной жизнью французской столицы и присутствует при побитии рекорда в часовой езде на велосипеде, о чем не преминул упомянуть в своей первой статье “Отчего России не принадлежит ни один всемирный рекорд” (журнал “Самокат”, 1895, №1). Уже само название статьи говорит о том, что автор, несмотря на молодость, делает попытку проанализировать состояние российского велосипедного спорта и насколько российские спортсмены готовы и в состоянии ли состязаться с лидерами мирового спорта.
В 1895 году Г.А.Дюперрон поступает в Санкт-Петербургский университет на юридический факультет. Вся студенческая жизнь Георгия буквально наполнена спортом. Он состоит членом сразу в нескольких петербургских спортивных кружках, выступает в соревнованиях по конькам, велосипеду, легкой атлетике (под псевдонимом “Сюрелиби”), футболу; избирается членом Петербургского гоночного бюро, в обязанности которого входила проверка любительства каждого спортсмена и выдача ему разрешения на участие в любительских соревнованиях. 27 октября 1897 года он участвует в известном собрании представителей спортивных кружков Петербурга, на котором обсуждался вопрос об участии русских спортсменов в Олимпийских играх. Именно в студенческие годы начинается его карьера спортивного журналиста. Он активно сотрудничает в журналах “Самокат” и “Циклист” — изданиях отечественных велосипедистов-туристов. В 1900 году студент юридического факультета Санкт-Петербургского университета А.П.Нагель начинает издавать журнал “Спорт” и приглашает сотрудничать однокурсника Г.А.Дюперрона. Наконец, летом 1900 года Г.А.Дюперрон отправляется в Париж на Олимпийские игры. Там он в единственном лице представлял всю спортивную прессу России, и его репортажи для русских газет и журналов были замечены. С 1902 г. Г.А.Дюперрон становится главным редактором журнала “Спорт”.
По всей вероятности, именно в это время начинает складываться тот уникальный архив Г.А.Дюперрона, равного которому не было во всем русском дореволюционном спорте. На страницах журнала “Спорт” постоянно мелькают в справочном отделе объявления: “Желаю купить…” и далее идет перечисление названий спортивных журналов, книг и всяких изданий по спорту, гравюр, фотографий и т.д. Там же он обращается к членам судейских комиссий с просьбой присылать ему отчеты о состязаниях. И все это скрупулезно обрабатывается, подшивается и хранится в больших папках.
В 1905—1907 гг. Г.А.Дюперрон на действительной воинской службе. В это время перестает выходить журнал “Спорт”, однако Г.А.Дюперрон продолжает сотрудничать в качестве спортивного журналиста в различных газетах и журналах.
В 1905 году студент юридического факультета И.В.Лебедев, заведовавший “Курсами шведской гимнастики и атлетики” при Петербургском университете, приступил к изданию “Иллюстрированного журнала Атлетики и Спорта” и пригласил сотрудничать в нем Г.А.Дюперрона. В первом же номере журнала появляется статья Г.А.Дюперрона “Мысли кстати”, в которой он предупреждает И.В.Лебедева о трудностях с изданием журнала, указывает на многие препятствия, исходя из собственной издательской деятельности (к этому времени журналистский стаж Г.А.Дюперрона исчислялся уже десятком лет), и заканчивает статью обращением ко всем сотрудникам новоиспеченного издания: “Мы, все спортсмены, обязаны помочь И.В.Лебедеву — без этого ему будет слишком тяжело”. Это благожелательное отношение к коллегам по спорту Г.А.Дюперрон сохранил на всю жизнь, и не случайно генерал Н.Н.Биязи в своих “Записках спортсмена” дал Георгию Александровичу предельно краткую, но точную характеристику: “Это был милейший человек и прекрасный работник”.
В 1907 году Г.А.Дюперрон был определен на службу по Министерству народного просвещения и откомандирован для занятий в Императорскую публичную библиотеку. С этого времени жизнь его на 23 года связана с библиотекой. В 1908 г. после перерыва в Петербурге вновь выходит журнал “Спорт”, в котором Г.А.Дюперрон делает первую попытку обозреть всю русскую спортивную периодическую печать. Ценность уже этого первого опыта библиографической работы Г.А.Дюперрона заключается в том, что информация, содержащаяся в серии статей, исходит из первых рук. Его настойчивость в розыске старых журналов увенчалась успехом. Все журналы были им не просто просмотрены, а тщательным образом изучены и описаны. Правда, Г.А.Дюперрон не рассматривал спортивную печать России как исторический источник (его достоверность, полноту и т.д.), но скрупулезное описание не только внешнего вида, но и тематического содержания журналов дает в руки будущих историков русского спорта неоценимый материал. Учитывая, что некоторые из спортивных журналов дореволюционной России сохранились чуть ли не в единственных экземплярах, в будущем не исключена вероятность, что о некоторых из них мы будем иметь представление лишь по описанию Г.А.Дюперрона.
Автор статьи у могилы Г.А.Дюперрона
Работа в библиотеке нисколько не снижает активности Г.А.Дюперрона как выступающего спортсмена и в еще большей степени как организатора спортивной жизни столицы. Продолжение ниже.

Продолжение. Его деятельность на спортивной ниве находит, как правило, продолжателей и последователей в Москве и на периферии. Руководители вновь создаваемых кружков, обществ, лиг обращаются к Г.А.Дюперрону за консультациями и советами, а то и просто за помощью и практически никогда не получают отказа. Эта деловая переписка позволяла Г.А.Дюперрону быть в курсе всей спортивной жизни огромной страны.
После организации, по инициативе Г.А.Дюперрона, в 1901 году Петербургской футбол-лиги, подобная была создана и в Москве (1909 г.). В 1907 году Г.А.Дюперрон вместе с Б.А.Сувориным основывает в Петербурге Общество содействия физическому развитию учащейся молодежи (ОСФРУМ). Устав был утвержден в ноябре 1908 года. К сожалению, в отечественной литературе и до сих пор “гуляет” непроверенная информация о том, что Г.А.Дюперрон в 1893 г. основал ОСФРУМ. Авторам подобных цитат следовало бы поинтересоваться анкетными данными Г.А.Дюперрона (ему в то время было 16 лет) и не путать ОСФРУМ с ОСФР (Общество содействия физическому развитию). Последнее действительно было основано в 1893 году, но связано с именем П.Ф.Лесгафта.
В последнее предреволюционное десятилетие (1907—1917 гг.) Г.А.Дюперрон неоднократно участвует в работе различных комиссий по вопросам физического воспитания, в частности в 1908 г. — в школьной комиссии Петербургской городской Думы, продолжает оставаться на посту секретаря Петербургской футбол-лиги, избирается председателем ОСФРУМа и некоторых петербургских кружков и футбол-клубов. В 1911 году Г.А.Дюперрон активно участвует в создании Всероссийского футбольного союза, в котором постоянно работает секретарем; избирается председателем правления основанного в этом же году Всероссийского союза любителей легкой атлетики. В том же году при создании Российского олимпийского комитета (РОК) становится его секретарем.
В 1912 году в составе руководителей российской делегации Г.А.Дюперрон отправляется на Олимпийские игры в Стокгольм, где, между прочим, судит соревнования по легкой атлетике. Благодаря усилиям Г.А.Дюперрона, Всероссийский футбольный союз в 1912 году был принят в Международную федерацию футбольных ассоциаций (ФИФА), основанную еще в 1904 году. Представителями от России в ФИФА были выдвинуты два наиболее авторитетных в российском футболе человека — Г.А.Дюперрон и Р.Ф.Фульда (председатель Московской футбол-лиги). Наконец, в мае 1913 года на 16-й сессии МОК в Лозанне Г.А.Дюперрон единогласно избирается членом Международного олимпийского комитета. Сбылось пожелание генерала А.Д.Бутовского (первый член МОК для России), который еще в 1910 году, рекомендуя Г.А.Дюперрона в Комитет, писал, что “он прекрасно образован, хорошо знает проблемы спорта”. Ко всем этим и другим обязанностям следует присовокупить его судейство матчей по футболу, всевозможных соревнований по легкой атлетике и велоспорту, где он присутствует в качестве члена жюри, чтение лекций на различных курсах и др. Трудно себе представить, что все это может выполнять один человек. Потрясающая работоспособность!
Работа Г.А.Дюперрона в Публичной библиотеке оказала положительное влияние на спортивную жизнь России. В этом богатейшем хранилище он тщательно изучает библиотечные каталоги и приходит к выводу, что одной из причин слабого развития спорта в России является нехватка, а то и отсутствие необходимой методической литературы. В совершенстве владея английским, немецким и французским языками, он штудирует иностранную прессу, тщательно отбирая из разрозненных и противоречивых сведений материал для будущих книг.
В 1909 году выходит первая книга Г.А.Дюперрона “Легкая атлетика и игры”, затем(?!!!) “Футбол и другие игры того же типа”(автор не совсем прав: книга единая «Лёгкая атлетика и игры. Первая часть I. Лёгкая атлетика. II. часть Футбол и другие игры того же типа», ( это распространённая ошибка последующих «авторов», связано это с тем, что они просто не держали в руках эту книгу и ретранслировали в своих публикациях то, что сообщил предыдущий автор), а в 1911 году — “Шведская педагогическая гимнастика”. Нет необходимости перечислять все им написанное. Достаточно сказать, что он автор свыше 20 книг по проблемам методики футбола, легкой атлетики, гимнастики, зимних видов спорта, неоднократно переиздаваемых в 1909—1930 гг. Им опубликованы более 200 статей и предисловий к переводным работам о спорте иностранных авторов.
В 1915 году выходит из печати, пожалуй, главный труд Г.А.Дюперрона дореволюционного периода “Библиография спорта и физического развития”, в котором представлена систематическая роспись всех книг, брошюр, журналов, вышедших в России по 1913 г. включительно (около 3000 наименований). “Библиография” явилась плодом почти 20-летней деятельности Г.А.Дюперрона по собиранию и разысканию материалов по физической культуре и спорту в России. Несомненно, что труд этот является не только сводом источников по истории спорта в России, но и памятником культуры нашего народа, без обращения к которому невозможна работа историков физической культуры и спорта.
Служба Г.А.Дюперрона в Публичной библиотеке имела и другой важный результат. Все включенные в справочник издания, где бы в России они ни вышли, имеются в фондах Публички, а спортивные журналы — в полных комплектах. Благодаря Г.А.Дюперрону Российская национальная библиотека располагает наиболее полным собранием дореволюционной спортивной литературы.
Многогранную деятельность таких ярких личностей, как Г.А.Дюперрон, очень трудно описывать, ведь он работал и библиотекарем, и преподавателем, и журналистом, и заведующим музеем в ГДОИФК им.П.Ф.Лесгафта и т.д. Наверное, он мог бы, так же как и И.В.Лебедев (основоположник спорта в СПбГУ), насчитать около трех десятков своих профессий, которым он отдал дань. Француз по отцу, немец по матери, но истинно русский интеллигент Г.А.Дюперрон внес весомый и, пожалуй, еще до конца не оцененный вклад в становление и развитие физической культуры и спорта в России. Этот удивительный человек прожил не очень долгую жизнь (всего 57 лет), но оставил не просто заметный след в истории русской культуры, а богатейшее наследство нам, потомкам, помимо печатной продукции, — огромный архив.
К сожалению, судьба архива столь же печальна, сколько и судьба самого Г.А.Дюперрона. В 1920-х годах Георгий Александрович неоднократно арестовывался, а в 1930 г. был уволен из Публичной библиотеки в связи с печально знаменитой чисткой научно-исследовательских учреждений, предварявшей и сопровождавшей “Дело Академии наук”.
Архив Г.А.Дюперрона, который никто не позаботился описать в то время, когда он еще был цел, ныне буквально разодран на части, а некоторые его фрагменты, видимо, уже утрачены безвозвратно. Я затрудняюсь сказать, сколько же было всего папок в архиве “Нестора русского спорта”, но учитывая его разнообразные интересы и деятельность во многих видах спорта, следует признать, что их было несравненно больше, чем мы имеем в наличии. Часть его архива находилась на кафедре истории физической культуры РАФК им. П.Ф.Лесгафта, другая, подобно футбольному мячу, перекочевала с кафедры спортивных игр той же академии в Музей спорта при Петербургском горкомспорте. Часть архива (4 папки) восемь лет назад отправилась из Петербурга в Москву (в Центральный музей физической культуры и спорта для описания). Эти материалы не вернулись, исполнявший обязанности директора Петербургского музея истории спорта скончался, а сам музей при Горкомспорте ныне закрыт (существует в виде хранилища).
Состояние мною просмотренных дел (19 папок) не назовешь иначе как ужасное. Кому-то нужны были конкретные сведения по тем или иным вопросами с архивом работали по-варварски. Листы выдраны, перемешаны, материалы из одной папки перекочевали в другую; в итоге архив, составленный строго хронологически (папки помечены конкретным годом), превратился в груду бумаг. Это преступление и надругательство над культурой.
Архив Г.А.Дюперрона нельзя использовать только для изучения истории физической культуры и спорта. Оценить его (я в данном случае бессилен) может лишь историк с широчайшим кругозором. Одна лишь деталь, которая может заинтересовать если не всех, то многих. В папках, отражающих дела футбольного Петербурга— Петрограда, содержатся сотни имен и фамилий игроков, упоминаются десятки спортивных обществ, кружков и учебных заведений. По заведенному в то время правилу, игроки собственной рукой заносили в протокол под нужным номером свою фамилию. Здесь можно обнаружить не только юношеские автографы известных впоследствии спортсменов М.Бутусова, Б. и В.Аркадьевых, П.Батырева, В.Вонога и других, но и писателей Владимира Набокова, Виталия Бианки, генерал-лейтенанта Н.Биязи и других деятелей культуры, которые в молодости своей отдали дань этой увлекательной игре. Продолжение ниже.

Продолжение. Повторюсь, имен там сотни и даже тысячи (далеко не полный список петербургских футболистов — около 2,5 тысяч — составил Ю.П.Лукосяк, см. “Футбол. Первые шаги. 1860— 1923”) и, следовательно, столько же автографов. Находки могут быть самые разнообразные, и такой архив мы не храним!
Печально, но приходится признать, что встречаются еще даже у нас в университете люди, не понимающие значения архивов. Архивы — наша память. Культура не может обходиться без этой памяти, ибо беспамятная культура есть полное ее отсутствие. Архивы — наша совесть. Наследство, которое мы получаем, и то, что передаем будущим поколениям, — все это будит нашу совесть, не дает покоя отдельным энтузиастам, бережно сохраняющим наше общее достояние. Таким энтузиастом, старавшимся сохранить для истории кафедры физической культуры и спорта все, что только можно сохранить, был недавно скончавшийся старейший работник кафедры Алексей Акимович Степура. Но энтузиастам необходима помощь. Мы же, чаще всего, проявляем ту самую русскую особенность, о которой с горечью говорил К.С.Станиславский: “Любим одной рукой приносить обильные жертвы любимому делу, другой разрушать его”. К стыду нашему, все, что сохранил А.А.Степура, разбазарил бывший заведующий кафедрой Р.Н.Когтев. Культура вообще требует особого внимания и бережного отношения к ней. Как разрушаются на наших глазах памятники истории и архитектуры, мы видим, а как исчезают архивные материалы по истории физической культуры и спорта, не замечаем. Архивы — наша боль. Мы постоянно освобождаемся от ненужного (как нам кажется) вороха бумаг. Но кто определит их ценность, может быть не для сегодняшнего дня, а для будущих историков? Это под силу только профессионально подготовленным специалистам. Будем же более осторожны в своих, зачастую необдуманных, действиях и будем помнить слова академика Д.С. Лихачева, что “процесс истории культуры есть не только процесс изменения, но и процесс сохранения прошлого, процесс открытия нового в старом, накопления культурных ценностей”.
Сейчас на кафедре физической культуры и спорта в связи с приближающимся 100-летним юбилеем идет подготовка к созданию музея истории спорта в Санкт-Петербургском университете. Музею, конечно же, необходим и архив. Рано или поздно, я уверен, он будет создан. Лучше — раньше. И пусть путеводной нитью в этом благородном деле послужат слова замечательного русского архивиста Н.Калачева: “Лучше лишних сто дел хранить, чем уничтожить десятки нужных”. (Выделения другим цветом СПЧ)
В.Н.СМИРНОВ, кандидат исторических наук, доцент кафедры физической культуры и спорта Адрес сайта:http://krnr.livejournal.com1256355.html

 

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *