Штайнмайер уволил Меркель и поехал в Москву

Штайнмайер уволил Меркель и поехал в Москву

Штайнмайер уволил Меркель и поехал в Москву

Вручив членам кабинета министров свидетельства об увольнении после первого заседания бундестага нового состава, после чего они во главе с канцлером Ангелой Меркель до сформирования нового правительства стали и.о. Президент ФРГ Франк-Вальтер Штайнмайер на следующий же день отправился «на разведку» в Москву

Правы были эксперты, предвидевшие, что бывший глава МИД ФРГ Франк-Вальтер Штайнмайер, находившийся в течение ряда лет на острие мировой политики, заскучает на своей новой, очень престижной, но во многом церемониальной должности президента Федеративной республики во дворце Bellevue. Особенно в период, когда послевоенная эпоха, заключавшаяся в беспрекословном следовании ФРГ диктату США, противостоять которому был способен лишь экс-канцлер Герхард Шредер, подошла к концу. В условиях, когда США при президенте Дональде Трампе превратились в недоброжелателя Германии. Когда американцы действуют против немецких экономических интересов. Подрывают политические позиции еще совсем недавно боготворившего Вашингтон Берлина в ЕС. Интригуют и против сообщества в целом, считая его экономическим «четвертым рейхом». И происходит это все на фоне ухудшения отношений с Россией во всех областях, над улучшением которых упорно работало несколько поколений немецких политиков и бизнесменов.

Это случилось после начала украинского кризиса, к возникновению которого Штайнмайер был причастен, кстати, и лично. Он был одним из трех западных министров иностранных дел, которые «гарантировали» президенту отказавшейся становиться экономической колонией ЕС Украины Виктору Януковичу мирный выход из организованного Западом же и украинскими олигархами кризиса в стране. Чтобы уже на следующий день делать вид, что ничего не было, и требовать вместе с другими от России признать майданное правительство в Киеве. И не просто признать, но и выписать Киеву, фактически, карт-бланш на все то, что он собирается сделать, особенно в отношении регионов, не признавших госпереворот, — Крыма и Донбасса, смириться с торжеством западных закулисных методов по полному отрыву Украины от России.

Поэтому не будем удивляться, что, несмотря на официальную «обиду» Берлина на Москву, за то, что, признав в виде неоцененного Западом компромисса новые власти в Киеве, она не признала за ними права на силовую зачистку Крыма и Донбасса, Штайнмайер отправился в Москву сразу после того, как завершил связанные с его новой должностью неотложные дела в Берлине. Натянутые отношения и с Вашингтоном, и с Москвой — пусть и по разным причинам — создают эффект déjà vu. Однажды такое уже было и очень плохо для Германии кончилось. Штайнмайер, подкупивший немцев и своими человеческими качествами, когда пожертвовал больной жене свою почку, уже давно стал одним из самых популярных и уважаемых политиков ФРГ. Если не он, то кто?  

По дороге знакомой 

Штайнмайер хорошо понимает, что традицию визитов в Москву немецких президентов (прерванную его предшественником Йоахимом Гауком, который большую часть жизни был протестантским пастором в ГДР – вопросы есть?) требуется поддержать. Особенно в нынешних непростых – и для Германии, и для России — условиях. Ведь в Москве неизменно тепло и на самом высоком уровне принимали президентов ФРГ Романа Херцога, Йоханнеса Рау, Кристиана Вульфа. Заметно уступая Штайнмайеру в политическом классе и не имея такого обширного международного опыта, они поспособствовали улучшению взаимовыгодных двусторонних отношений, теперь во многом разрушенных. Так что лучшего кандидата на эту роль просто нет, особенно сейчас, когда в Берлине одни и.о.

Не грех было воспользоваться и столь удачно представившимся, по словам действующего президента ФРГ, «хорошим поводом». Дело в том, что российские власти возвращают Евангелическо-лютеранской церкви Кафедральный собор Святых Петра и Павла в Москве. И происходит это в год 500-летия Реформации в результате поддержанной президентом России Владимиром Путиным инициативы, у истоков которой стоял … сам Штайнмайер. 

Штайнмайер — идеолог и «разведчик» 

Официоз «Немецкая волна» утверждает, что, по свидетельству хорошо знающих Штайнмайера людей, он принадлежит к той категории немцев, которые относятся к России и русским «порой иррационально трепетно, искренне им симпатизируют», примером чего были его ежегодные поездки на посту главы МИД ФРГ в Екатеринбург, где он выступал с лекциями в Уральском университете и «получал искреннее удовольствие от общения со студентами».

Скорее всего, это так и есть. Но есть также и одно но. Свое личное Штайнмайер никогда не ставил и не поставит на первое место. Он приехал в Москву как идеолог, представитель не только Германии, но и коллективного Запада со всеми его пресловутыми «ценностями», и, в силу специфики занимаемого им поста, дающего ему мало реальной власти, как «разведчик», как политик, задача которого заключается, главным образом, в зондаже. Это надо себе хорошо уяснить. 

Странная программа визита 

Под это подстроена и программа визита. Он назван «рабочим», чтобы Кремль не смог подать его как косвенное признание ФРГ «аннексии Крыма и российского вмешательства в Донбассе». Наоборот, тут явно ставится цель прозондировать, как Россия отнесется – в дополнение к экономическим санкциям — к европейскому цивилизационному и ценностному снобизму, проглотит ли она высокомерное к себе отношение, согласится ли возобновить общение в будущем на старых условиях. Об этом говорит сама программа визита.

Вначале — после неизбежного возложения венка к могиле Неизвестного солдата – Штайнмайер встретится с представителями иностранного агента – общества «Мемориала», затем — с «лучшим немцем» экс-президентом СССР Михаилом Горбачевым. После этого он поедет в лютеранскую церковь, шпиль которой доминирует над центром Москвы. Ну и так далее. Последний пункт программы визита президента ФРГ – встреча с его российским коллегой Владимиром Путиным.

Как это можно назвать? Последний пункт в программе визита президента ФРГ в Россию – встреча с Владимиром Путиным. Фото: Михаил Метцель/ТАСС

Каким же снобизмом и желанием поставить Россию «на место» отдает от этой программы! Представим себе, что Путин начал свой визит в ФРГ с посещения какой-нибудь содержащейся на российские деньги организации, считающейся аномалией в этой стране, встретился сперва с «лучшим русским» Герхардом Шредером, посетил православный храм, а затем отправился бы на встречу со Штайнмайером. Если бы визит Путина был построен таким образом, немцы, наверное, обиделись бы на русских. Но сами, похоже, не видят ничего предосудительного в том, чтобы действовать именно так. «Обижаясь» также на Россию за Крым и Донбасс, они отвергают, что Россия может обидеться на них за госпереворот в Киеве и приведенный там к власти с помощью Запада русофобский режим, на появление которого Москве и пришлось реагировать. Сколько еще такое продлится?

Донбасс и не только 

«У меня нет иллюзий по поводу состояния наших отношений, — заявил Штайнмайер в преддверии визита в интервью Frankfurter Allgemeine Zeitung. — Но отсутствие диалога, с моей точки зрения, не альтернатива».

На вопрос, зачем же он тогда поехал в Москву, отвечает DW. Потому что, по мнению этого издания, он «несомненно, уловил некоторые новые ноты, зазвучавшие в последнее время из уст российского президента». В частности, Штайнмайер «попытается выяснить, готов ли Кремль вести конструктивный диалог с Западом и, например, согласиться разместить на всей территории Донбасса «голубые каски».

В интервью российской газете «Коммерсант», опубликованном накануне визита, Штайнмайер также подчеркнул: «Мы не можем позволить себе не разговаривать друг с другом».

На прямой вопрос, какова цель его визита в Россию, президент ФРГ ответил: «Я еду в Москву в связи с тем, что Евангелическо-лютеранской церкви России будет возвращен собор Святых Петра и Павла… Церемония передачи собора послужила хорошим поводом для моего визита».

Потом Штайнмайер перешел к более существенным вещам: «Кроме того, я был бы рад, если бы моя встреча с российским президентом дала возможность понять, есть ли перспективы восстановления утраченного доверия между нашими странами, и разобраться в том, каким путем можно этого достичь. Потому что негативная спираль во взаимоотношениях между Россией и Европейским союзом, которую мы наблюдаем в последние годы, вредит обеим сторонам и несет в себе серьезные риски для будущего».

Президент ФРГ Франк-Вальтер Штайнмайер о России: «Мы не можем позволить себе не разговаривать друг с другом». Фото: Bernd von Jutrczenka/DPA/TASS

Затем президент ФРГ повторил мысль, которой уже поделился с Frankfurter Allgemeine Zeitung: «Я не питаю иллюзий по поводу предстоящей встречи. Но я осознаю: наши отношения — как на уровне руководства стран, так и между людьми в России и Германии — имеют большое значение… Наш долг перед нашими народами заключается в том, чтобы воспрепятствовать дальнейшему отчуждению между немцами и русскими».

Тут он, конечно, немного не прав – никакого отчуждения между немцами и русскими на уровне народов не происходит. Штайнмайер приписал немцам то, что ощущает их глобалистская элита. Большинству немцев, напротив, нравится, что в России вещи называют своими именами, и они, безусловно, хотели бы иметь у себя президента вроде Владимира Путина. Они также в массе своей считают Крым частью России, украинцев – русскими, крайне недовольны антироссийскими санкциями, выступают за развитие отношений с Россией, особенно в экономической сфере.

Но ведь, как говорил Талейран, язык нужен политикам, чтобы скрывать свои мысли. Иначе президент ФРГ не вел бы речь об «осуществленной в нарушение норм международного права аннексии Крыма, вызванном ею… конфликте на востоке Украины и существующем в Европе ощущении непредсказуемости действий России», не сожалел бы о том, что в России имеет место «ущемление свободы действий общественных организаций и свободы творчества». Предъявив Москве эти необоснованные претензии и подстраховав себя тем самым насчет критики в странах Запада, зачем это он поехал в Москву, Штайнмайер указал, что, прежде всего, хочет понять, стремится ли Москва к преодолению кризиса и если ли в таком случае «шанс для постепенного восстановления доверия в наших отношениях».

«Во всяком случае, — добавил Штайнмайер, видимо, осознав, что хватил лишку, — я намерен призывать к тому, чтобы к нашим разногласиям мы подходили более конструктивно, более предсказуемо и более мирно, чем в прошедшие годы».

Президент ФРГ подчеркнул, что «приехал в Москву, чтобы лично услышать от российского президента, что он думает о будущем отношений с Европой», добавив, что «наша скромная, но важная цель должна состоять в том, чтобы на смену открытому противостоянию последних лет пришло что-то более конструктивное — как можно более трезвый подход к нашим разногласиям». Он, разумеется, понимает, что один визит не в состоянии сразу изменить сложившуюся ситуацию и что «до нормальных взаимоотношений нам еще далеко».

Зондаж и ничего более 

Возникает законный вопрос: а чего тогда Штайнмайер не начал свой визит с посещения и переговоров с Путиным, коль скоро он считает их настолько важными? И президент ФРГ, уйдя от ответов на несколько конкретных вопросов, на этот дал ответ, причем вполне честный: «Конкретные вопросы оперативной политики не будут стоять в центре внимания моих встреч в Москве». Почему? Потому что «это дело нового правительства Германии».

Ставим на этом точку. Все уже ясно и так. Штайнмайер приезжает в Москву как эмиссар Запада, прозондировать, не желает ли Москва где-либо пойти на уступки. А вдруг удастся добиться того, чтобы Россия реально поступилась своими интересами, потеряла лицо и показала свою слабость, в обмен на уклончивые и туманные посулы: «Вы делайте, а мы, когда у нас появится не исполняющее обязанности, а настоящее правительство как-нибудь постараемся и вам сделать что-то приятное». Хотя зависеть это будет, понятно, не только от Германии, и даже не столько. В общем, в Берлине хотят прощупать Москву, понять, не появилось ли где слабины, ничего конкретно не обещая взамен. А заодно попробовать вернуться к неравноправному характеру отношений, посмотреть, а действует ли по-прежнему на русских комплекс правозащитной «неполноценности»?

Видимо, мысль о том, что русские платят другим точно той же монетой, которую получают от своих «партнеров», еще не вполне понята на Западе. Штайнмайер прав: лучше говорить, чем не говорить, но он не прав, что говорить надо сверху вниз. Возможно, в Москве найдут возможность ему это в очередной раз тем или иным способом объяснить. Однажды это подействует.

Читайте также по теме:

А Меркель все-таки рано списывать со счетов 

Победа реализма. Германия отказала Украине в праве ссорить ее с Россией 

Выбор Германии. Крымские санкции скоро станут формальностью

Подписывайтесь на канал «Царьград» в Telegram, чтобы первыми узнавать о главных новостях и важнейших событиях дня.

Автор

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *