Сергей Семак: «Тренер должен чувствовать настроение команды»

Сергей Семак: «Тренер должен чувствовать настроение команды»

Главный тренер сине-бело-голубых в рамках проекта компании «МегаФон» «Встречи со смыслом» рассказал о тонкостях работы в футбольном коллективе, своей семье и «Инстаграме», который позволяет лучше узнать игроков.
Сергей Семак: «Тренер должен чувствовать настроение команды»
— За счет каких качеств вы смогли стать капитаном четырех российских клубов?
— Это лучше спрашивать у тренеров или команды — в зависимости от того, кто выбирает капитана. Наверное, ответственность перед партнерами, честность.

— Вы воспитываете детей, основываясь на тех же принципах?
— Пытаюсь. Не всегда получается, но стараюсь двигаться в этом направлении.

— Они ведь тоже увлекаются футболом?
— Любят футбол. Профессионалов среди них нет, но любителей предостаточно.

— Будете привлекать их к профессиональному спорту?
— Нет. Один из моих сыновей подошел ко мне с вопросом, не расстроился ли я, что никто из детей не пошел в профессиональный футбол? Я ответил «нет». Напротив, я только рад.

— Вас в детстве воспитывали так же? У вас ведь братья тоже играли в футбол?
— Отец любил спорт. У нас не было большого разнообразия: играли в футбол, хоккей. Спорт играл значительную роль в нашей жизни. Отец остается большим любителем футбола по сей день, смотрит все матчи, какие только возможно, с утра до вечера. Самое большое расстройство для него — когда по каким-то причинам отключают спортивные каналы и он не может смотреть. Я начал заниматься футболом благодаря отцу.


— Одна из дочерей у вас занимается конным спортом.
— Да, она занималась, считаю, это очень красиво. Мои дети сами выбирают, каким спортом заниматься — в зависимости от того, к чему лежит душа. А дальше уже вопрос терпения — у кого его хватит, чтобы продолжать заниматься одним и тем же.

— Как правило, капитана выбирает команда. Реже — тренер. Как вы думаете, почему капитаном выбирали именно вас?
— Случайно. Все боялись взять на себя эту ответственность (смеется). Сложно сказать, что двигало ими при принятии такого решения. Не могу сказать, что это была моя мечта. Кому больше дается — с того и спрос выше. Я не стремился к этому. Просто надо — значит надо.

— Выстраивали ли вы вектор для своей карьеры: сначала стать капитаном, затем тренером, затем еще кем-то?
— Никакого вектора не было. Я человек эмоционального склада, руководствуюсь внутренними ощущениями. Мечтал стать профессиональным футболистом. Мама предостерегала о том, что немногие доходят до профессионального уровня, но это не останавливало меня. Самое главное — двигаться вперед.

— Век футболиста довольно короток. Ваши родители настраивали вас на достижение успеха или это в большей степени случайность?
— Случайностей не бывает в жизни. Все, что дается нам, необходимо для нашего роста, проверки. Я никогда не мечтал быть тренером или капитаном. Это почетно, но не то, ради чего стоит жить. Скорее дополнительная обязанность. С детства нас учили делать максимум для того, чтобы мечта осуществилась. Главное — чтобы она была.

— Вы — молодой и перспективный тренер. Отсутствие большого опыта не мешает в работе?
— Возраст не является ни плюсом, ни минусом. Я достаточно долго работал помощником, главным тренером. Есть тренеры и моложе меня. У каждого свой путь. Кто-то заканчивает рано, кто-то начинает поздно. Здесь нет какого-то понимания, по какой дороге должен двигаться тренер.

— Вы год выступали в составе «ПСЖ». Расскажите, насколько французский футбол отличается от российского?
— Отличается сильно. Когда я уезжал — все было в новинку: отношение к тренировочному процессу, отсутствие продолжительных сборов. Там такого нет. Ты по умолчанию должен на каждой тренировке выкладываться на сто процентов. В России же нужно дополнительно мотивировать, придумывать интересные упражнения. Нам нужно стремиться к французскому примеру.

— Речь идет о культурных различиях?
— Да, именно так. Например, если мы говорим о Германии, мы подразумеваем, что все, что там делают, — делают качественно, потому что люди вне зависимости от того, будут ли их подгонять, сделают все на совесть. У нас же другая психология — не хуже и не лучше, просто другая. Что касается детского спорта, нам не хватает педагогики. Первые тренеры детей должны быть педагогами, должны прививать любовь к футболу. У нас же зачастую сами родители, которые приводят детей в футбол, хотят играть. Не их дети.

IMG_5633 (1).JPG

— Отражается ли российский менталитет на нашем футболе?
— Необходимо работать над собственным отношением к игре, чтобы это вошло в привычку. Не бывает такого, что ничего не делаешь, а потом все получается.

— Работа тренера, помимо спортивного аспекта, включает в себя также знания по педагогике и психологии. Самое главное здесь — это личные качества или же какие-то специальные тренинги, во время которых обнаруживаешь, что еще необходимо подтянуть?
— Есть и тренинги, и мастер-классы. На тренера также необходимо учиться. Конечно, всегда помогает опыт выступлений на профессиональном уровне. Однако важно постоянно учиться, находить что-то для того, чтобы двигаться вперед.

— Как вам удается сделать так, чтобы «Зенит» действовал как одно целое?
— Мы не делим игроков по статусу. Все должны делать свою работу профессионально. Это их любимое дело. В командах такого уровня очень важна коммуникация. Насколько тренер сможет создать условия, чтобы достигать с командой поставленных целей.

— Вашу страницу в «Инстаграме» ведете вы сами или ваша жена?
— Я веду ее сам. Благодаря «Инстаграму» удобно следить за детьми, знакомыми — кто и что делает. К тому же «Инстаграм» важен для «Зенита» как для бренда. Я со своей стороны должен помогать выстраивать положительное мнение о клубе. Так что для меня «Инстаграм» — это одновременно что-то личное и часть работы.

— Обращаете внимание на комментарии? Модерируете их?
— Нет, я ничего не удаляю и никого не блокирую. Если кто-то хочет что-то сказать, даже негативное, — это нормально. Со многими комментариями я совершенно согласен. Кому-то не нравятся какие-то вещи — в этом нет ничего страшного. Я не расстраиваюсь из-за комментариев. На моей работе нужно уметь держать удар.

— Поделитесь, как вам удается настраивать команду на достижение результата?
— Команда должна понимать: если что-то не получается — виноват тренер. Это абсолютно нормально. Побеждает команда, проигрывает тренер. Тренер — тот человек, который должен чувствовать настроение команды, иногда быть пожестче, иногда помягче. Ведь команда — это живой организм, кадры решают все. Важно сделать так, чтобы кадры полностью отдавали себя работе.

— Какие параллели вы можете провести между работой в команде и воспитанием детей?
— Все мы дети. Ко всем нужен свой подход. Дети всегда лучше нас. Для меня главное — чтобы они чувствовали, что их любят, что они в безопасности, что никто никогда от них не отвернется.

IMG_5492.JPG

— Кто в детстве являлся вашим кумиром? На кого вы ориентировались?
— Мы не знаем, что у кого творится в душе. Если ты знаком с кем-то близко — тогда можно сказать: «Да, это мой кумир». Со спортивной точки зрения я выделю Диего Марадону. Также Месси — это гений, игрок с другой планеты.

— В российском футболе будет свой Месси?
— Возможно, сложно сказать пока.

— Насколько публичный образ игрока, который мы видим в соцсетях, отличается от того, каким человек является на самом деле? Взять, например, Артема Дзюбу.
— Существует определенная грань. Не все готовы делиться всем в соцсетях. В интернете все пытаются казаться лучше. Артем как раз является самим собой. Сейчас по «Инстаграму» того или иного игрока, можно составить его портрет. Приглашая в команду того или иного футболиста, я просматриваю его страницу.

— Ваши дети гордятся вашей работой? Или в первую очередь видят в вас именно отца?
— Мои дети — абсолютно нормальные, со своими плюсами и минусами, никто никак не выделяет их в школе.

— Когда вы начали играть в футбол? В какой момент появилось желание заниматься им профессионально? Кто объяснил вам, что футбол — это командная игра?
— По поводу любви к футболу, после отца был мой первый тренер. Не было никаких электронных игр, как у детей сегодня, все ходили в какие-то кружки. Лет до шести я мечтал стать космонавтом, потом — президентом. Потом начался мой путь в футболе. Я практически всегда понимал, что футбол — это командное дело. Не у всех детей получается одинаково успешно закрепиться в коллективе, который порой бывает достаточно жесток.

— В «Зените» много опытных игроков. Как вам удается правильно сбалансировать их влияние на коллектив?
— Если игрок опытный, но по каким-то причинам не попадает в состав, самое главное — установить правильный контакт с ним. Слава Богу, у нас не возникает проблем с этим аспектом. Все ребята в команде уважают себя и коллектив.

— Как вы мотивируете команду в перерыве, если она проигрывает после первого тайма?
— Зависит от игры, от состояния футболистов. Универсального алгоритма нет. Здесь важен как профессионализм, так и интуиция.

— Вы производите впечатление спокойного человека. Что может вас по-настоящему расстроить?
— Вот именно — это впечатление. Я спокоен по жизни, но мне не чужды эмоции. Главное — чтобы тебя понимали. Чем тише говоришь — тем лучше тебя слышат. Иногда орать совершенно бесполезно.

— Удастся ли «Зениту» пройти «Вильярреал»?
— Это очень хорошая команда. Занимаемое ими место в чемпионате совершенно не соответствует их уровню.

— Можете назвать рецепт успешной карьеры?
— Считаю, что не нужно гнаться за карьерой. Нужно делать то, что нравится, а дальше все пойдет как надо. Карьера никого не делает счастливее. Все руководители в душе глубоко несчастны. Богат не тот, у кого есть деньги, а тот — у кого есть время на детей, на жизнь.

— Кого из современных тренеров вы бы назвали примером?
— Пепа Гвардиолу. Не знаю никаких скандалов с его участием. Он очень достойно себя ведет, добивается результатов, является самим собой. Я работал и с такими тренерами, которые считали, что конфликт необходим в коллективе. Каждый выбирает свою дорогу. Кому-то совершенно неважно, что делают футболисты, лишь бы добивались результата.

— Что вы думаете о матчах против бывших команд в качестве тренера?
— У меня таких игр было уже достаточно. Просто каждый должен выполнять свою работу профессионально. Всегда каждый хочет выигрывать вне зависимости от того, с кем играешь. Ничего личного.

IMG_5625.JPG

— Перед матчем с «Фенербахче» болельщики «огненно» встретили команду. Насколько вы ощущаете их влияние на игру?
— Болельщики оказывают сильное влияние. Когда команда выходит на полный стадион, это вызывает бурю эмоций, необходимо показать все, на что способен. И я согласен с лозунгом «Люби „Зенит“ больше побед». Успех — понятие временное. А вот быть всегда с командой — это ценно.

— Как реагирует команда на критику в соцсетях после поражений?
— Все относятся с пониманием. Очень часто сегодня о команде говорят одно, завтра — другое. Кто-то из ребят читает эту критику, кто-то — нет.

— Какую команду хотели бы тренировать в будущем? «Барселону», «Ливерпуль»?
— Обе команды очень достойные, но мне до них еще как до канадской границы пешком. Только если с Конюховым. Но он меня вряд ли возьмет — я слабенький. Зачем ему лишний груз?

— Как различается командный дух футболистов ЦСКА и «Зенита»?
— Нет никакого принципиального отличия. Конечно, где игроки помоложе — там больше рвения. Командный дух должен быть у любой команды.

***

— Вы много сил посвящаете благотворительности. Для вас это порыв сердца или желание показать пример?
— Точно не пример. Никому ничего не собираюсь пропагандировать. Помогаю, исходя из возможностей.

— Расскажите про сильные и слабые стороны российского футбола.
— Что касается профессионального футбола, здесь мы пока не слишком конкурентоспособны с ведущими лигами Европы. Отчасти, на мой взгляд, лимит на легионеров немного расслабляет игроков. Не все выдерживают испытание славой и деньгами, к сожалению. Если мы посмотрим, например, на чемпионат Голландии, который сопоставим с нашим по уровню и зарплатам, то увидим, что каждый сезон десятки игроков уезжают оттуда в топ-чемпионаты. Играют на очень хорошем уровне, развиваются.

У нас с этим сложнее. Слишком велико давление результата. Лишь немногие команды способны сами зарабатывать и обеспечивать себя за счет стадионов, болельщиков, трансферов. Другие — бюджетные организации, которые понимают, что если вылетят, то денег им больше не дадут. Самое главное — не развивать, а удержаться. И это реалии. Без помощи государства футбол если не прекратится, то будет совсем на другом уровне. Тут нужно понять стратегию развития. Если мы хотим двигаться и быть конкурентоспособными на клубном уровне в Европе, значит нужны сильные команды, нужно отменять лимит. Если мы хотим играть, как в других чемпионатах, своими футболистами, значит нужно снижать уровень зарплат и играть доморощенными. Нужна стратегия и понимание, вот и все.

— Не считаете ли вы, что профессиональный футбол отодвигает на второй план роль спортивных школ, в то время как на первый план выходит коммерческая деятельность?
— Таков рынок, с этим сложно что-либо поделать. Когда игрок вырастает, он решает, куда ему переходить, — это его право. Мы только приветствуем наличие воспитанников в «Зените». Однако попасть в состав команды, которая борется за чемпионство и участие в еврокубках, напрямую из молодежки — практически невозможно. Поэтому игроку еще нужно пройти долгий путь между футбольной школой и основным составом клуба. Все мы помним поколение Аршавина, Кержакова, Малафеева. Придет и другое поколение на смену им.

IMG_5650.JPG

Блиц-опрос

— Ваше жизненное кредо?
— Движение. Всегда идти вперед.

— Гордость?
— Дети.

— Какая у вас мечта?
— Попасть в рай.

— Ваша самая большая неудача?
— Неудачи забываются быстро. Я стараюсь делать, что могу. За результат никто не может отвечать. Не только в спорте, но и в жизни тоже.

— Москва или Петербург?
— Санкт-Петербург. Но нужно отдать должное Москве — в последние годы она очень похорошела.

Автор

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *