Развитие футбола в Китае

«Видимо, в России это не нужно». Отработать 20 лет в милиции, стать тренером и уехать в Китай

Егор Кузнец
30 ноября 14:45
«Видимо, в России это не нужно». Отработать 20 лет в милиции, стать тренером и уехать в Китай

Фото: © Личный архив Владимира Мельника
Жизнь между русским Благовещенском и китайским Хэйхэ.

Благовещенск расположен через реку от Китая. Пересек Амур, и ты в китайском Хэйхэ. Там сейчас рады русским, есть множество агентств, которые обещают вас устроить на денежную работу в Китае. Больше всего котируются преподаватели — английского и с недавнего времени футбола. Генсек поставил амбициозные задачи, а своих тренеров мало, поэтому приходится решать вопрос с помощью иностранцев.

Пока на китайском берегу Амура футбольный бум, на российском — застой. Профессионального футбола в Благовещенске нет, поэтому федерация пытается развивать детский — скоро запустят единую лигу — и любительский. Но ситуация сложная, ресурсов почти нет, и футбол особо не поднимешь.

Амурский футбольный союз — единственный в России, у которого есть международный отдел. Этим отделом руководит Анатолий Кулик — бывший гендиректор клуба «Амур», который развалился в 2009 году.

«В 2016-м с улучшением отношений с Китаем решили создать такой отдел. Мне предложили его возглавить на общественных началах, — рассказывает Кулик. — Задача — тесно сотрудничать с КНР, прежде всего с соседней провинцией Хэйлунцзян. Мы подписали договор, взаимодействуем по всем направлениям — от детского футбола до футбола ветеранов.

Как-то отправился туда с лекцией на международный форум по развитию детско-юношеского футбола. Лекции иностранных специалистов слушали около 120 китайских тренеров.

Еще раньше часто ездил в Китай заниматься с детьми за гонорары. Вы прекрасно знаете и без меня, что футбол там развивается невероятными темпами. Однажды поехал тренировать, и ректор китайского университета попросил подготовить команду к Кубку Китая по мини-футболу. На начальных стадиях там участвуют университетские команды, потом добавляются профессиональные.

Футбол преподают во всех школах. В Шанхае, Гуанчжоу, Пекине уровень уже очень серьезный. До грандов мирового футбола пока далеко, но они растут. Это китайцы. Поставили задачу и выполняют ее. Они заинтересованы в наших специалистах и методиках, которые котируются не хуже голландских, но наших приглашать дешевле. Статистики нет, но многие выезжают туда, если хотят подработать. Часто звонят из федерации футбола Хэйлунцзян и просят порекомендовать тренеров».

Владимир Мельник — один из тех, кто уехал работать в Китай. Ему предлагали работу в Пекине, Гуанчжоу и других футбольных городах, но Мельник предпочел приграничный Хэйхэ. Это северная провинция Китая, вдалеке от ведущих центров подготовки. Впрочем, судя по его рассказу, и здесь футбол развивается бешеными темпами.

«Пять лет играл в команде «Амур» во второй лиге. В 1976 году мы даже выигрывали Кубок РСФСР (аналог Кубка СССР для команд второй лиги). Но моя карьера не сложилась из-за травмы. Диплом института физической культуры позволял стать тренером, работать в школе, но тогда это было не престижно. Пошел в милицию. 20 лет отслужил там, ушел на пенсию подполковником».

— В милиции было престижнее работать, чем в школе?

— Ставка в школе — 150 рублей, а первая зарплата в милиции — 220 рублей. Дальний Восток — тихий. Раньше Благовещенск был закрытым городом, у нас ведь даже в паспорте стояло ЗП (закрытый порт. До 90-х въезд в Благовещенск для жителей других регионов СССР был ограничен без приглашения, въезд иностранцев запрещен. — «Матч ТВ»).

— И все-таки в 1990-е было неспокойно везде. В перестрелках не участвовали?

— Участвовал, в основном в погонях за преступниками, сам тоже стрелял. У нас не было бандитских группировок, поэтому работалось, в общем, нормально. 15 лет был в ГАИ, потом на другой службе, но сохранил любовь к футболу. Вернулся, стал тренировать деток. Кстати, первый раз меня позвали работать в Китае в 2005-м. Примерно в эти годы в Шанхае познакомился с Валерием Непомнящим. Он тогда тренировал «Шанхай Шеньхуа».

— Что скажете о нем?

— Отличный человек, было невероятно приятно с ним пообщаться, посидеть за одним столом. А он был рад услышать русскую речь. Это происходило на базе клуба, мы находились там с командой ребят из Благовещенска.

Понимаете, я не планировал переезжать в Китай. Особо желания даже не было. Люблю футбол, хотел построить хорошую команду, участвовать в турнирах, чтобы дети развивались и росли. Набрал пацанов с первого класса, три года отработал. Отличная была команда, поэтому и отказался от работы тогда. Хотел довести их до взрослого футбола, но, к сожалению, не получилось (о причинах — в конце интервью. — «Матч ТВ»).

Затем еще несколько раз звали, но в Китае я оказался только в 2016 году. По приглашению от директора школы в Пекине. Договорились, что буду трудиться в их филиале в Хэйхэ, поскольку мне хотелось быть поближе к дому. Скучаешь по родине, семье, друзьям, да и поговорить здесь не с кем. Пять дней отработал — и на выходные домой.

— Где именно вы трудитесь? Это спортшкола?

— Утром веду уроки футбола в общеобразовательной школе (классы по 46-48 человек), а вечером — более специализированные тренировки для детей. Работаю с несколькими возрастами. Тренирую, плюс у меня учатся два китайских тренера.

— Где живете?

— Мы живем с тренерами в трехкомнатной квартире. У каждого — по комнате.

— Как вы общаетесь?

— Китайский очень сложный, это главная проблема. На Севере почти не говорят на английском, только на китайском. Выучил основные фразы, мальчишки смеются, но я стараюсь. Уже привыкли ко мне, ведь я больше двух лет здесь. Первая трудность — язык, а вторая — пища. К ней нужно привыкать, я так и не смог. Вожу с собой продукты из России. То, что можно провезти через границу.

Знаете, интересно, что тут почти все школьники ходят в спортивной форме. И у каждой школе свои цвета. Например, голубой верх и черный низ — одна школа, другая школа — красные верх. Идешь по городу и понимаешь, из какой школы дети. Они являются к 8 утра, проводят несколько уроков, потом все вместе выходят на улицу и бегают. Я вам пришлю видео.

Смотреть со звуком

Потом два часа — большой перерыв на обед. После дети возвращаются в школу и занимаются дальше. Они постоянно учатся. Уроки физкультуры есть, но дети занимаются спортом и в свободное время. Есть футбольные площадки, залы для занятия спортом, волейбольные и баскетбольные площадки, понимаете? Очень здорово все организовано. Взят курс на оздоровление нации. Молодцы, конечно. Ну, и футбол очень сильно поднимается.

— Правда, что футбол — обязательный предмет во всех китайских школах?

— Не могу говорить за все школы, но мне кажется, что да. Называется «Основы футбола». Передачи, обработка мяча, ведение, базовые вещи. Одна группа делает передачи, например, внутренней стороной стопы. Вот такие моменты я уже выучил на китайском.

— Футбол в Китае — для здоровья или его начинают рассматривать как будущую профессию?

— Если брать старшую школу, то им занимаются для общего развития. В младшей относятся серьезнее. Лучшие дети уезжают в Пекин и целенаправленно занимаются футболом в интернате при клубе. Отправил туда уже двух ребят.

— Футбол перестал быть чем-то диким в Китае.

— Да, им очень интересно. Дети, родители — многим нравится. У меня есть фишка проводить соревнования. Бег 30 метров, лучший получает 6 баллов, второй — 5 и так далее. Потом обводка фишек, удары, жонглирование… Баллы суммируются, лучший по сумме получает приз от меня. Футбольный мяч. Хороший мальчишка выиграл, его как раз и забрали в Пекин. Надеюсь, скоро заиграет.

— Сколько ему?

— 11 лет было, когда забрали. Говорил директору, что ему лучше еще немного позаниматься со мной, но они не захотели тянуть. Думал еще одного мальчишку отправить в Пекин — родители не согласились. Интересный парень, но родители решили, что это не его путь.

— Рядом с вами все время ходят два китайских тренера?

— Не всегда. У них есть свои группы, но если занятия не пересекаются, то да, они рядом. Интересуются планом занятий, спецификой упражнений в зависимости от времени года и другими тонкостями.

— Как на вас реагируют китайцы?

— Дружелюбно, я бы даже сказал доброжелательно. Мы часто играем вместе с тренерами, ходим в зал. Они уважают меня за то, что я в 61 год могу показать им что-то. Пожонглировать, мяч на шею поймать.

***

— Сколько зарабатывает тренер в Китае?

— Мне хватает, нормально.

— Извините, но можете выразить в цифрах?

— Мне платят 5 тысяч юаней (примерно 48 тысяч рублей). Меня не деньги привлекают, это не намного больше, чем в Благовещенске. Серьезно съедает проезд и пересечение границы — около 3000 рублей. Четыре раза в месяц нужно съездить, получается, 12 тысяч рублей уходит на дорогу плюс питание. Если 25 тысяч остается, то хорошо. Здесь нельзя находиться больше месяца (иначе нужна виза), но мне кажется, что дольше русскому человеку без перерыва тут тяжело.

— Как вы думаете, когда китайский чемпионат станет интересным, а сборная начнет показывать результат?

— Это не за горами. Думаю, через 5-6 лет. В Благовещенске в этом году проходил турнир, приезжали пекинцы. Два года назад мы их обыгрывали в одни ворота, даже выпускали резерв, чтобы не обидеть. В этом году счет 2:1, в некоторых матчах китайцы уже выигрывают. Понимаете, да? Так же и команда из Хэйхэ. Два года назад — 0:7, а сейчас цепляются.

Спорт — это ведь один из показателей уровня жизни, правильно? Вот у нас раньше была команда во второй лиге, был [Геннадий] Лущиков, олимпийский чемпион по стрельбе, чемпион мира по штанге [Владимир] Каныгин… Сейчас штанги нет, стрельбы вообще нет, конькобежного спорта тем более нет, по футболу команды даже в третьей лиге нет.

А если так дальше пойдет… Раньше массовость была. Если тренер грамотный, то ему нетрудно выбрать талантливых ребят и сделать команду, а сейчас кого брать? Ребята играют лишь в столице. Это мало, я считаю. В регионах-то нет ни фига, в Амурской области все затихло. Чем дальше, тем хуже. Хотя говорят, что у нас рост экономики, уровня жизни. Я этого не вижу. Все наоборот.

Раньше все было за счет спортивной школы, государства, сейчас — только благодаря родителям. Кто побогаче, те и занимаются. А ребята из бедных семей держатся подальше.

— Вам грустно от того, что вы растите детей для Китая, а не для России?

— Дело в том, что у меня не получилось заиграть на высоком уровне. После работы в милиции решил, что хочу выложиться полностью в качестве тренера. Растить из ребят профессионалов, передавать им свои знания. Не пошел в другую структуру [в правоохранительных органах], начал тренировать. Не получилось в России.

Родители, спонсоры, директора школы и так далее… Все время [вставляли] какие-то палки в колеса. Видимо, в России это не нужно. Деньги у папы, у мамы есть, и они спрашивают: «А почему мой ребенок играл пять минут, а не всю игру?» И еще пальцы веером у этого папы богатого. Давай на меня жалобы писать. 20 лет работал, и ни одной жалобы, что вам надо от меня вообще? Дайте спокойно работать.

Не дали, в общем. Прыгаешь, как лягушка в банке. Что-то хочешь делать, но не выпрыгнешь. То там, то здесь загвоздки.

Читайте также

«Мои игроки сдавали матчи, потому что играли на тотализаторе». Как воспитанник «Спартака» тренирует в Германии

Александр Ирхин: «Гамулу нельзя было назвать пьяницей — он из тех, кто попадается»

Как футбол сводит Китай с ума

Футболиста объявили погибшим — и начинали матчи с минуты молчания. А оказалось, что он просто уехал в Испанию

«ПСЖ» теперь не просто денежный мешок. Это самый перспективный топ-клуб Европы, где дают развиваться ноунеймам

«В «Спартак» плохих тренеров не берут». Вратарь, который помнит Тчуйсе, играл у Старкова и Слуцкого

Фото: globallookpress.com, личный архив Анатолия Кулика, личный архив Владимира Мельника

Автор

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *